Мама и Папа (Часть 4)

Послышался жалобный скрип двери, а потом раздраженный голос отца:

– Неужели нельзя было смазать дверь?! Целыми днями сиднем сидишь дома!

Комрон открыл глаза и увидел у изголовья отца и мать. Он удивился. Отец никогда не заходил к нему по утрам.

– Поздравляю! – улыбнулась мама и поцеловала сына.

– Слово мужчины! – торжественно произнес отец. – Настоящий мужчина никогда не бросает слов на ветер! Утром – подарок, вечером угощение! – и вручил фотоаппарат “Кодак”.

Радости Комрона не было предела.

– Можешь пригласить всех, кого захочешь! – продолжал торжественным голосом отец.

– Да-а, – Комрон посмотрел на отца. – А вы придете вовремя?

– Конечно. А мама сходит на рынок.

– Вы ей машину пришлете?

– Нет, машину дать не могу, – резко ответил отец. – Машина на государственной службе.

Комрон целый день изучал фотоаппарат. Солнце клонилось к закату. Отца не было. Комрон забеспокоился.

Уже и солнце зашло. Отца все не было. Комрон расстроился.

Ночь расстилала свое черное покрывало. Сумерки сгустились.

– Он пошел к … , – Комрон прикусил язык.

Мама удивленно подняла брови.

– Он не сдержал слова, – поспешил исправиться Комрон.

Мать погладила сына по глове и прижала к груди:

– Успокойся, твой папа директор большого завода. Наверное, у него дела неотложные. Он вот-вот придет. В одной руке – торт, в другой – цветы!

Вдруг в дверь позвонили. Радостный, Комрон побежал открывать. За дверью стояла соседка. За солью пришла.

Запах плова сводил с ума Комрона.

– Плов разварился совсем.

– Нет. Я убавила огонь. Наверное, у отца опять собрание.

Комрон скривил губы. Ему хотелось крикнуть: “Нет, он у любовницы!” Но он сдержался.

Отец пришел поздно. Очень поздно. Опять хмурый.

– Так поздно? – спросила мама.

– Не в саду гулял, собрание было, – вспылил отец.

– Но ведь сегодня день рождения Комрона.

– Да, ты права, – сказал он. – Ну, что твои гости? – обратился Ансор к Комрону. – Ушли уже?

– Нет, все здесь, – подал знак матери Комрон. – Вас ждут.

– А что меня ждать?

Мать укоризненно посмотрела на Ансора.

Отец тяжело вздохнул:

– Ну, что поделаешь? – и сел в кресло. – Дайте хоть дух перевести. От этих собраний мне тошно уже!

– Ну, ничего, – сказала Гавхар, – лучше поздно, чем никогда. – Скажите тост, папочка!

Комрон навострил уши, ожидая, что скажет отец. Но тот молчал.

– Говорите же, почему вы молчите? – нарушила паузу Гавхар.

– Что я? Писатель или поэт, – отказался от тоста отец. – Хм-м. В общем, я присоединяюсь к твоим пожеланиям. Что ты говорила?

– Я?

– Да, ты, ты.

– Я прочитала стихи.

– Стихи? Неужели?… Ну, хорошо …

– Прочитать еще раз?

– Если они не очень длинные.

– Нет, всего четыре строчки.

– Ладно, читай, – нехотя проговорил отец.

Стань таким, чтобы отец мог тобой гордиться,

Чтоб народ благодарил: пусть жизнь твоя продлится,

Пыль в руках твоих пускай в злато превратится!

Воспитатель твой – отец – пусть благословится!

– О! Здорово! – воскликнул Ансор. – Да ты у нас поэтесса! Здорово! Ей-богу, хорошо!

Гавхар в ответ улыбнулась.

– Ну, пойду-ка, прилягу, устал я, – сказал отец.

Комрон вскочил с места:

– Можно, я скажу тост!

Мама налила ему колу.

– Нет, этот напиток черный, налейте белый, – попросил Комрон.

Мама налила ему минеральной воды. Комрон на мгновение задумался, потом сказал:

– Я желаю, … я прошу Бога … . Нет, сначала прочитаю стихи:

Вьюнам подобно вы переплетайтесь,

Судьбе своей счастливо улыбайтесь!

Одной мечтой живу я день и ночь:

Живите долго, мне на радость процветайте!

А еще я молю Бога, чтобы вы всегда были здоровы, чтобы вы всегда были вместе, жили долго и счастливо, смотрели на жизнь глазами друг друга.

Мама прослезилась.

– О-о! Будто это наш день рожденья! – сказал папа. – Ты бы у Бога попросил для себя счастья и богатства.

– Зачем мне счастье и богатство без вас!

Комментарии