Рабочий бригада завода

Как-то, увидев беспорядок на одном из строительств, С. М. Киров спросил: «Сколько стоит один кирпич?» – «10 копеек». «А если бы на земле валялись эти самые десятикопеечные монеты, вы бы так же бесконечно про­ходили мимо?». Теперь в бригаде Улубиева царит полный порядок. Члены бригады старались не терять ни се­кунды зря. Сейчас их лозунг: «Один за всех и все за одного». Однажды директор, заглянув в бригаду Улу­биева, увидел, что тот работает старым резцом:

– Разве у вас нет нового? – поинтересовался дирек­тор.

– Есть, – ответил Улубиев, – но зачем использовать его, когда и этот годится. Бригада обязалась сэконо­мить 20% резцов.

– Неплохо, – похвалил директор. – Сам придумал?

rab-bri

– Это идея Одинаева. А совет бригады поддержал.

– Вот что я еще заметил. Каждый день вижу, что один рабочий работает у нескольких станков.

– А это уже моя идея.

– И это замечательно.

– Конечно. Вот например, Али Шарипов уже овла­дел тремя специальностями, Собир Одинаев – двумя.

Начинание Улубиева набирало силу. Уже другие бригады не хотели работать по-старому, а переходили на бригадный подряд.

Улубиев зашел в отдел труда и зарплаты и сразу перешел к делу:

– Просим пересмотреть норму оплаты выработан­ных деталей.

– Оставьте, это не разговор. Что скажут люди.

– При чем здесь люди?

– Если ваша передовая бригада требует повышения нормы оплаты, то что говорить другим. Она и так слиш­ком высока.

Улубиев рассмеялся:

– Вот и я считаю, что слишком высока. Снижайте на 7%.

– Это правда? – удивился начальник отдела.

Выяснилось, что по предложению бригадира не­сколько операций, которые выполнялись вручную, ста­ли выполнять на станках. Эта инициатива была выдви­нута рабочими отдела труда и зарплаты. Поэтому пред­ложение Улубиева принято было с большой радостью.

Когда бригада освоила новую продукцию – вращаю­щийся цилиндр, Одинаев прибежал к Улубиеву.

– Взгляните, сколько металла расходуется зря.

– Где? – удивился Улубиев.

– А вот здесь, – показал тот на кончик цилиндра. Улубиев осмотрел его и пробормотав – «этого ни в коем случае допускать нельзя», побежал к технологам. Нашел технологов не сразу, оказывается они в крас­ном уголке играли в шахматы. Алексей, увидев Улубиева, знаком подозвал его.

– Сейчас он получит мат и ты сядешь на его место.

– Жаль, что у меня нет фотоаппарата, сфотографи­ровал бы вас.

– Почему?

– Поместил бы в стенной газете «Оса».

– А ты, оказывается, научился шутить. В чем дело?

Улубиев рассказал Алексею о случившемся.

– Ты своими глазами видел или говоришь с чужих слов? – переспросил Алексей.

– Как это, своими глазами?

– Ты сам измерял?

– Да, конечно. Идем вместе, посмотрим.

– Немного попозже… – Алексею не хотелось пере­ключаться на работу.

Улубиев заметил, особенно в последнее время, что технологи не заинтересованы в обязательном выполне­нии плана. И все потому, что у них оклад. Выполняет­ся план или не выполняется – зарплата все равно идет. Поэтому и проводят время лишь бы день прошел. А вре­мя идет вперед. Техника и технология обновляются. Он знаком с технологами, которые не хотят знать больше того, что они уже знают. Неужели и Алексей такой же? И он неожиданно для самого себя спросил:

– Ты по собственному желанию пришел на завод?

– Нет, – ответил тот. – Направили. Должен три го­да отработать. А что?

– Откуда ты?

– Из Ростова. А что?

– Но ведь в Ростове есть большой завод. Почему ты не остался работать там? Или не захотел?

– Кто не хочет остаться в своем городе, рядом с па­пой и мамой? Меня же направили.

– Ну, и невелика беда. Бумаги много, напиши заяв­ление и тебя отпустят.

– Ты что, не понимаешь? Если я не отработаю три года, меня лишат диплома? А без диплома, куда я де­нусь?

Константин подумал: «Бедняга, без веревки связа­ли. Наверное считает дни до истечения срока. И рабо­тает без души. От такого специалиста никакой пользы».

– Ну, показывай свои товарные излишки, – сказал Алексей.

Улубиев показал ему цилиндр.

– Ладно, сейчас измерим и посмотрим. – Затем рас­крыл чертеж и долго его рассматривал. Измерил де­таль и удивился:

– Так все же сходится, соответствует технологии.

– В том-то и дело, что ошибка в технологии, – воз­бужденно сказал Константин. – По технологии окончание цилиндра должно иметь 6 миллиметров, а это неправильно. Технологию надо менять.

Технолог в ответ приводил множество примеров, когда многие одобряли эту технологию и работали без возражений.

– А нам какое дело до других? Если другие кинутся вниз головой в пропасть, то и нам делать то же самое? Мы должны четко понимать, что делаем.

– Но ведь технология – закон производства, ме­нять ее мы не имеем право.

– А перерасход металла? Это мы имеем право де­лать? – вспылил Улубиев.

– Это преступление.

– Мы не бережем и не экономим государственное добро, и поэтому мы – преступники. – Улубиев перевел дух. – А теперь отправляйся в технический отдел и ре­шай этот вопрос как можно скорее. А пока вы будете там решать вопрос, я выключу станок, – сказал Кон­стантин.

– Восхищаюсь я тобой. Похоже, что ты хочешь по­лучить выговор. Или ты забыл, что об этом надо обяза­тельно предупредить главного инженера или директора.

– Ну так сделайте это.

– И все же я сомневаюсь, что они согласятся, ведь комбайнам нужны детали. Если выключить станок, что будет? С другой стороны, конец месяца, план горит. По-моему, станок должен работать.

– Я сказал выключу, значит выключу. Если уж так необходимы детали, план, то пусть лучше скорее раз­решают вопрос. Ты, брат, выговором меня не пугай.

– Учти, это дело нешуточное. Упорство до добра не доводит. Надо прислушиваться к советам других.

Алексей ушел, а Улубиев все же поступил по-своему, выключил станок. Но вернувшись с собрания, он уви­дел, что станок работает. У него потемнело в глазах. Однако он спокойно спросил у рабочего, почему рабо­тает станок.

– Он не виноват, – вмешался Алексей, – это мое указание.

– Так это твоих рук дело? – Константин не выдер­жал и ударил Алексея.

В тот же вечер Улубиева вызвали на партбюро, где обсуждалось его поведение. Константина осуждали все. В конце заседания ему предоставили слово.

Бригадир не оправдывал себя. Он полностью при­знал свою вину.

– Но инженерно-технический состав тянет бригаду назад, – упрямо добавил он. В его голосе чувствовалась обида. – Их не интересует новый метод и отсюда не­организованность.

– Как вы думаете, в чем причина? – спросили его члены бюро.

– Оплата труда инженеров не зависит ни от бесхо­зяйственности, ни от внедрения новых методов труда. Делайте выводы. А если бы инженерно-техническому составу платили по производственным показателям бри­гады?

– Значит наказывать рублем?

– Почему наказывать? Заинтересовать. Если они будут стремиться внедрить новую технику и технологию, то производительность труда повысится и они соответ­ственно получат большую зарплату.

– По-моему, это хорошее начинание, – сказал секре­тарь и подвел итоги.

Партбюро предупредило Улубиева и обязало глав­ного технолога рассмотреть предложение бригадира в самое ближайшее время.

Внедрение предложения Улубиева не только принес­ло огромный экономический эффект, но и намного об­легчило труд рабочих.

23

Как-то между рабочими возник спор, кто нужней всех в цехе. Один говорил – бригадир, другой – мастер, третий – крановщик. Спор разгорался, каждый отстаи­вал свою точку зрения.

– Никто из вас не прав, – заявил Одинаев. – По-моему все мы зависим от ремонтников.

Спорщики переглянулись; Одинаев продолжил свою мысль:

– Представьте себе: захотят – отремонтируют, не захотят – нет. На поклон к ним идут и бригадир и да­же начальник цеха.

Улубиев дальше не слышал слов Одинаева. Он, сам призадумался. Был у него такой случай: сломался станок. Он вызвал ремонтников. Время шло, а их все не было. Бригадир начинал нервничать. «Если бы отремон­тировали вовремя, насколько продвинулось бы дело»,– думал он, направляясь к ремонтникам. Двое ремонт­ников спокойно беседовали. Улубиев вспылил: «У вас совесть есть? Почти полчаса станок не работает, а вы тут анекдоты рассказываете». «Полчаса, полчаса! Что небо рухнуло, что ли?» – сказал один. «Отдохни немно­го, работа не убежит» – бросил реплику другой. «Как это не убежит? Вы что за ремонтники? Зарплату получаете, а вас не дозовешься когда нужно. Деньги надо честно зарабатывать». «Э-э, не кричи на нас. Сказали же, что пойдем, и хватит. Если работаешь по новому ме­тоду, значит тебе можно повышать голос и строить из себя умника?» Эти несправедливые слова тогда его больно задели. Действительно, с этим пора кончать,– решил Улубиев.

– Юрий Константинович, я сегодня к вам с другим вопросом, – заходя в кабинет начальника цеха, сказал Улубиев.

– Ну-ну, слушаю тебя! – ответил Никольский.

– Дела идут у нас неплохо, ребята стараются, но меня волнует другое. Наступило время подумать о ре­монтниках.

– Как это? – удивился Никольский.– Неужели мы их чем-то обидели?

– Все дело в том, что свое они получают вовремя. Кто отвечает, если из-за неисправности станка не вы­полняется план или выпускается бракованная продук­ция? Бригадир; и экономически и морально. И это, не­смотря на то, что виноват другой – ремонтник. Но он всегда остается в стороне. Мы как будто делаем одно дело, но ответственность и почет распределяется по-разному. По-моему, ремонтников надо ввести в состав бри­гады. Они тоже должны чувствовать ответственность.

– Верно, Константин. Но если мы введем в состав бригады ремонтников, не будет ли это только в тягость.

– Нет, они будут сами заинтересованы, чтобы поло­мок было меньше.

– Хорошо, этот вопрос мы решим в ближайшее время. Да, чуть не забыл. Твоя просьба о том, чтобы на­править на учебу в  Таджикский политехнический институт Олима Пулатова удовлетворена, вот направле­ние.

– Спасибо, Юрий Константинович!

24

Очередной совет бригады рассматривал вопрос о некоторых изменениях в уставе бригады.

– Нам разрешили ввести в состав бригады ремонт­ников, – сказал Улубиев. – Теперь станки не будут простаивать. Наступило время, когда надо пересмотреть КТУ. Почему? Потому, что он нас уже не удовлетворя­ет, он учитывает только трудовую деятельность челове­ка. А вот поведение рабочего дома, на улице, участие в общественной работе не учитывается. Разве это пра­вильно? Конечно нет. Случается такое, что рабочий на заводе передовик, пример для всех, а дома и на улице – грубый, заносчивый. А бывает, что совсем не участ­вует в общественных мероприятиях завода.

– Верно говорите, – встал с места Никишин. – Но не следует забывать, что КТУ – это коэффициент трудо­вого участия.

– Тогда давайте изменим название, – предложил Одинаев. – Например, коэффициент трудовой и общест­венной деятельности – КТОД, или как-нибудь по-дру­гому.

– По-моему в этом нет необходимости, – сказал Бо­лотин. – К прежнему названию мы привыкли. Вот толь­ко, как мы будем проверять поведение, поступки каждо­го на улице, в семье? Что мы будем следить за ним, или выспрашивать у жены?

– Нет, этого не придется делать, – сказал Улубиев. – Плохое поведение все равно проявится и тогда пусть не надеется на КТУ, как бы отлично он ни работал. И еще, например надо, чтобы КТУ учитывал степень учас­тия членов бригады в спортивных мероприятиях, повы­шение культурного уровня, где учится?

– Но это же личное дело, – заметил Азиз.

– Нет, это не только личное дело, как вы думаете. Вот,  например, Али Шарипов постоянно занимается спортом. Он когда-нибудь болел? Нет. А некоторые по 10–15 дней болеют и тем самым наносят большой урон общему делу. Человек, который учится, постоянно работает над собой, быстрее осваивает и новые станки, разбирается в сложной технологии. Такой человек может быть и хорошим рационализатором.

– Можно? – попросил слова наладчик Болотин. – Надо обязательно принять предложение бригадира. Это не пустые мечтания Константина, а результат опыта на­шей бригады. Только бригадир понял это раньше пас.

Предложение бригадира было принято единогласно.

Яркое, красочное объявление у входа на завод со­общало, что в субботу состоится партийное собрание. Это было не случайно. Новые методы организации тру­да требовали совершенствования и работы общественных организаций. Наряду с другими мероприятиями, партийный комитет выдвинул предложение перед ди­рекцией, чтобы собрания, встречи, беседы и лекции про­водились в нерабочее время. Это полезное предложение получило поддержку. На собрание были приглашены также беспартийные мастера и бригадиры.

Партийное собрание проходило в деловой атмосфере. Особый интерес вызвало выступление Галины Ивановны Животовой, нормировщицы цеха. Она рассказала о пре­имуществах бригадного подряда. Языком конкретных цифр и фактов она показала, как выросла бригада Улубиева, как повысилась производительность труда в целом по цеху, что его начинание сейчас набирает силу по всему заводу.

– Если подвести итоги работы цеха за пятилетие и выразить это  в цифрах, то трудовые успехи бригады Улубиева  видны  особенно наглядно, – сказала она в заключении. – Товарная  продукция по сравнению с 1976 годом увеличилась на 53,5%, производительность труда – на 50,3%. Положен конец браку. Если зарплата каждого работника цеха до перехода на новый ме­тод труда в среднем была 168 рублей, то теперь она достигает 205 рублей. Подобные примеры встречаются в других цехах завода. Сейчас на заводе 70% рабочих работают по новому методу.

Слово взял руководитель технического отдела, член парткома:

– Обсуждение этой проблемы очень своевременно. Да, мы много достигли, но этого еще недостаточно. Мы не должны останавливаться на полпути. Прежде нечто необходимо  совершенствовать идеологическую работу в бригадах, больше внимания уделять культурному до­сугу рабочих. Какие есть предложения на этот счет?

Выступил Улубиев:

– Да, мы совсем не уделяем времени досугу брига­ды. А ведь в Варзобском ущелье у нас есть хороший дом отдыха, есть машина. Что еще надо? Нужен организатор. С тех пор, как мы перешли на метод бригадного подря­да, мы не работаем в субботу и воскресенье. У нас мно­го свободного времени. Нужно его проводить с пользой. Не знаю, как вы, но я в выходные просто не знаю, чем заняться.

– И мы тоже…

–… Ну вот, видите. Давайте все вместе и отдыхать.

Рабочие дружно зааплодировали своему бригадиру.

Собрание продолжалось…

25

Заводской клуб. В зале оживление, слышатся шут­ки, смех. Здесь собрались рабочие завода «Таджикгидроагрегат». Благодаря их героическому труду недавно на заводе был освоен выпуск трех сложнейших деталей для комбайна «Дон-1500».

Торжество началось. Отметив самоотверженности трудового коллектива завода, начальник главка Виктор Егорович Марков сказал:

– Вы покорили вершину более высокую, чем Памир. Вы стали инициаторами нового метода работы «по еди­ному наряду». Тот, кто сначала не верил в эффектив­ность бригадного подряда, сегодня с полной уверенно­стью заявляет: «Зерно успеха коллектива в методе бригадного подряда…»

В перерыве к Улубиеву подошел корреспондент:

– Коротко ответьте, пожалуйста, на несколько во­просов. Сколько в вашей бригаде токарей?

– Тридцать один.

– А сверловщиков?

– Тридцать один.

– Шлифовальщиков?

– Тридцать один.

– Ударников коммунистического труда?

– Тридцать один.

– Сколько же человек в вашей бригаде? – удивил­ся корреспондент.

– Тридцать один.

– Значит, они овладели всеми специальностями?

– Да.

– … А где тот парень? – вдруг спросил корреспон­дент.

– Работает, – ответил Улубиев, догадываясь, что корреспондент имеет в виду Пулатова. – И работает от всей души.

– Значит коллектив помог этому молодому рабоче­му?

– Честно говоря, я не сомневался в этом. Потому, что слово рабочего большая сила.

– Постойте, а как у него с учебой?

– Работа учебе не мешает. В нашей бригаде многие рабочие отлично работая, учатся на вечернем и заоч­ном отделениях вузов. Пулатов поступил в Таджикский политехнический институт и сейчас учится на втором курсе.

Таким образом опытный рабочий, воспитатель моло­дежи Константин Улубиев помог не только Пулатову, но и многим молодым людям, которые заняли в жизни активную гражданскую позицию. Десятки рабочих называют его с уважением «мастер» и это для него награ­да.

Да, высокая награда!

Г. Душанбе

1 – 28 октября 1986 года

Комментарии

dostavka-cvetov